Маразм крепчал

Несмотря на «словесные интервенции» нефть продолжает дорожать. Теперь любимой фразой разных влиятельных лиц, призванной, вероятно, успокоить публику (или самих себя) стало полюбившееся с 2008 г. утверждение «высокие цены на нефть — лучшее лекарство от высоких цен на нефть», которое можно слышать теперь всё чаще. Каким образом высокие цены на нефть приведут к низким ценам на нефть при этом не уточняется. Вряд ли имеется в виду магия вуду, поэтому, очевидно, те, кто рассчитывает на подобную саморегуляцию, должны понимать, что механизм такой трансформации только один — жестокий экономический кризис и падение спроса. То, что это произойдет, если никто никаких действий для снижения цен на нефть предпринимать не будет — можно не сомневаться.

Предстоящие действия по повышению ставок центробанками, цены на нефть сами по себе не опустят. Утверждения о том, что из-за повышения ставок будет, мол, меньше спекуляций (ведь это спекулянты разогнали цены и, стало быть, если ставки повысить, цена упадет), являются обычной чушью. Однако, долгосрочно повышение ставок, если это станет тенденцией, будет душить экономическую активность и в конечном итоге приведет к рецессии и снижению спроса. Тогда и цена упадет.

Ну а пока, поскольку со стороны предложения никаких изменений нет (запасы никто не хочет использовать, арабы добычу наращивать не желают), нужно готовиться к тому, что, несмотря на грядущее повышение ставки ЕЦБ и другими ЦБ, нефть будет продолжать расти. Будет и 125, и 140 тоже не фантастика. По какой причине власти стремятся наступить на те же грабли, что и 3 года назад, для меня остается загадкой. При том, что есть простой путь — использовать запасы, сбить цены и снизить нагрузку на экономику, тогда и кризиса никакого не будет, и экономическая активность не снизится — выбирается путь маразматический.

Реклама
Рубрика: Uncategorized | 5 комментариев

***

Скажите, пожалуйста, а зачем всё время сообщают какие-то цифры про уровень радиационного фона в Японии, содержание радиоактивных изотопов в продуктах питания и воде? Для чего это? По-моему, если есть опасность радиационного поражения из-за «грязной» воды или воздуха или продуктов — нужно объявить карантин по той части страны, где она существует, всю местную продукцию изъять из обращения, перейти на питание импортной продукцией и бутилированную воду. До тех пор пока опасность не исчезнет. А если там высокий фон — нужно эвакуировать людей.
Если же уровни безопасны — для чего тогда о них сообщать вообще? Нужно тогда сообщить — ну, мол, всё в порядке, ни о чем не беспокойтесь и ничего не делать.
А то, что сейчас все эти сообщения — это для того, чтобы неврозов и депрессий, что ли, больше было на этой почве? Какой смысл в этой всей информации, если при этом не предпринимается никаких действий? (ну, то есть, смысл для не живущих в Японии понятен, конечно. интересно, занятно, есть что пообсуждать, и т.п. А японцам-то всё это зачем?)

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

Когда-то люди считали человеческую жизнь высшей ценностью…

… по крайней мере, некоторые.
Теперь прогрессивное человечество отмечает японскую трагедию бомбёжкой Ливии. Печально всё это…

Назым Хикмет.
Маленькая мёртвая девочка

Откройте, это я стучу,
стучу у каждого крыльца,
невидима для ваших глаз:
нельзя увидеть мертвеца.

Я в Хиросиме умерла.
Года идут, за годом год,
мне было семь и нынче семь —
ребенок мертвый не растет.

Огонь мне волосы спалил,
потом глаза заволокло,
и горстью пепла стала я,
и пепел ветром унесло.

Прошу вас, но не для себя,
не нужен мне ни хлеб, ни рис,
не может даже сахар есть
ребенок, что сгорел, как лист.

Поставьте подпись, я прошу,
прошу вас, люди всей земли,
чтоб не сжигал огонь детей,
чтоб сахар есть они могли.

1956

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

Мотивация

[DJ] EU Asking IAEA To Hold Emergency Meeting Over Fukushima Plant Trouble — Kyodo 11:58:00 pm 03/14

Вот, оказывается, что побуждает европейских политиков к действию. Обычный животный страх. И тут же у них обнаруживаются следы мозговой активности, и даже некое подобие разумной деятельности формируется.
Что ж, думаю, гражданам следует взять это на заметку при определении методов, которыми следует добиваться реализации своих требований.

К неприятным новостям относится тот факт, что фрау Меркель, несомненно, лишилась здравого рассудка и собирается волевым решением прекратить немецкую программу развития атомной энергетики. (очевидно, полагает, что это решение принесет её партии на предстоящих выборов дополнительные голоса… ну-ну, посмотрим).

Рубрика: Uncategorized | 3 комментария

Для чего нужны запасы нефти?

Сегодня американские конгрессмены и сенаторы оживленно обсуждали, следует ли использовать стратегические резервы нефти в текущей ситуации. Основное противоречие, как мне представляется, сформулировано в следующем высказывании:

U.S. House Minority Whip Steny Hoyer (D., Md.) also came out against releasing oil from the nation’s emergency stockpile to deal with rising gasoline prices.
«I do not believe that we ought to do it,» he told reporters Tuesday. Oil should be released for a «true emergency» and «not for market management.»

Итак, резервы — это на случай «по-настоящему чрезвычайных обстоятельств» или они нужны для поддержания стабильных цен?

Начнем с того, что до исчерпания (или якобы исчерпания?) возможностей увеличения добычи в США, с ценами удавалось очень даже неплохо справляться (см. картинку). Исключая периоды масштабных войн, с 1900 по 1970 г. цены на сырую нефть были стабильны практически как скала по отношению к общей инфляции. Не стоит, конечно, подозревать «Семь сестёр», составлявших в то время Международный Нефтяной Картель, фактически устанавливавший цены, в альтруизме, просто когда они монопольно владели и арабскими месторождениями, и переработкой, то они наживались на переработке, а высокие цены на сырую нефть были им и самим ни к чему.

Когда возможности по увеличению добычи в США были исчерпаны, а ближневосточные месторождения по каким-то причинам переданы в собственность ближневосточных государств, развитые страны оказались, фактически, заложниками ближневосточной политики, а арабские страны получили возможность монопольно устанавливать цены (чем, надо сказать, весьма нагло пользуются). У развитого мира остался только один способ влиять на цены — накапливая запасы и расходуя их в периоды, когда цены становятся некомфортными.

Если развитые страны хоть насколько-то заинтересованы в более менее прогнозируемом развитии и если они желают иметь хоть насколько-то предсказуемую экономическую ситуацию, то они, очевидно, должны, в своих прогнозах опираться на какой-то определенный уровень цен на нефть. Ситуация, когда разброс мнений по этому поводу, достигает даже не десятков, а сотен процентов, очевидно, недопустима.

Поэтому, а) запасы нефти нужны в первую очередь для того, чтобы регулировать цены б) должны быть приняты четкие критерии подобного регулирования (в каких случаях и как это делать). Нефть — это не айпады, и даже не пшеница. Без неё никак. Полагаться в таком важном вопросе на случай или добрую волю (не очень дружественных) соседей по планете, обладающих монополией, вряд ли разумно.

Вот именно этого и должны требовать конгрессмены и сенаторы, и именно этого должны требовать избиратели от конгрессменов и сенаторов.

Идея о том, что запасы нефти нужны только «на самый крайний случай» кажется мне весьма странной. Что это за «самый крайний случай»? Третья мировая война? Нападение инопланетян? Но в этих случаях нефтедобыча и нефтепереработка целиком становятся стратегическими отраслями и целиком начинают регулироваться государством. В том числе, устанавливаются попросту фиксированные цены, тут уж не до забот о прибылях. В таком крайнем случае можно и в убыток поработать, лишь бы выжить.

В общем, либо запасы нефти не нужны вовсе, либо они нужны именно для проведения товарных интервенций в случае нежелательных ценовых пиков.

Отдельно хотелось бы отметить, как очень показательное явление, полное отсутствие подобных обсуждений в Европе. Если в США, где всё не так уж и плохо, и цены на ГСМ, несмотря на подорожание, вдвое ниже европейских, ведутся хотя бы ожесточенные споры, то в Европе, которая, в основном и страдает, — тишь да гладь. От МЭА — ни звука, кроме слов о принципиальной готовности использовать резервы «в случае необходимости». От европарламентариев — ничего. От политиков — тоже. Чудеса, да и только.

Показателен также пример Китая, который информацию о своих резервах и их использовании засекретил, а собственный экспорт жестко квотирует. И вот, например, сегодня, когда у компании Sinopec эта квота закончилась, никто не кричит — дайте новую. А правительство (или что у них там) спокойно объясняет, что экспорт сейчас не главное, самим не хватает. Продавайте, мол, внутри страны, хоть вам это и невыгодно (цены на нефтепродукты в Китае тоже устанавливаются директивно и ниже общемировых). Ничего, мол, переживете. И это правильно.

А вот компания «Газпром», наоборот, сочла возможным квотировать внутреннее потребление и его ограничить. Потому что, видите ли, не хватает газа на всех, на экспорт нужней. А вы как хотите, хоть помирайте. Зато самая прибыльная в мире.

Паровоз для машиниста.

Рубрика: Uncategorized | 10 комментариев

Немного об ОПЕК

Even as U.S. oil prices headed towards their highest level in two and a half years Monday, leading OPEC members have concluded protracted Libyan disruptions don’t warrant an output hike for now.
Some voices even go so far as to say there is a risk of a glut if some OPEC producers over-react.
«There is no need for nervousness…[Oil] supply and stocks are at comfortable levels,» Qatar’s oil minister Mohammed Al Sada told reporters Monday.
«We [in OPEC] agreed that there is no oil shortage on the market,» Energy minister Youcef Yousfi said Sunday.
Such comments show that OPEC as a whole is taking a largely hands-off attitude towards the Libyan outages, even as unofficial leader Saudi Arabia responds aggressively by pumping more oil. OPEC’s
largely indifferent response points to a paradox within an oil market that continues to be characterized by robust inventories, even as anxiety grows in the wake of the mushrooming political crisis in the Middle East and North Africa.
Al Sada added that members of the Organization of Petroleum Exporting Countries are «evaluating» whether they need to meet or not. OPEC is next scheduled to convene in June, but there has been speculation of a possible emergency meeting. Yet, many members, notably OPEC President Iran, have ruled out any need to meet for now.
On Monday, U.S. crude rose by $2 a barrel to more than $106 a barrel amid fighting near Libyan refining centers. That was the highest level seen in two and a half years. About 1 million of Libya’s 1.6 million barrels a day is currently shut due to the political crisis in the country, according to the most recent estimate by the International Energy Agency.
Yet the mood within OPEC—which produces more than a third of the oil consumed each day globally—is in stark contrast with 2008 when oil prices approached $150 a barrel. Then, many in the group expressed concern over high prices.
But today, many say the rally will be short lived and see no scarcity of oil on the market.
When unrest started in Libya, Algeria’s Yousfi and others said OPEC could boost supplies if needed. But many are now backing off these statements.
Still, about a week ago, Saudi Arabia countered the rest of the group, increasing its oil output by at least 500,000 barrels a day to nine million barrels a day.
Without referring to the Saudis, Yousfi said Sunday that «one shouldn’t go on the other side [of increasing output excessively] and see oil prices fall at very low levels. One needs to be extremely prudent.»
The price «will come back to normal as soon as people will become aware that there is no shortage of oil,» Yousfi said. Yousfi added that the Saudi action «was probably for the psychological impact, to tell people on the market that there shouldn’t be panic…more than to meet a shortage.»
Some experts even say the group should reduce its output. «OPEC are already producing over their quota, so now is an appropriate time to reduce production (!!!), and Saudi should not pump more unless there are more buyers, but there are none at present,» said Kuwait-based oil analyst Kamel Al Harami.

Если после этих заявлений у западного мира еще останутся какие-то сомнения в том, можно ли доверять партнерам из арабского мира и рассчитывать на надежные поставки в будущем — значит западному миру так и надо. По большому счету, уважаемые партнеры из ОПЕК, заслужили только одного — чтобы западный мир навсегда отказался от их поставок, сложный период прожил на запасах, собственной добыче и поставках из других регионов, и за это время перешел на более доступные источники энергии. А вокруг арабского мира следует построить высокую бетонную стену и дел с ними больше никогда не иметь.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий

От чего зависят цены на нефть

в начале 70-х годов возникла новая ситуация, способствующая постепенному превращению нефти, а в перспективе и других энергоресурсов, в товар с особыми свойствами, с отличной от других товаров системой ценообразования на мировом рынке. К особым свойствам мы, в первую очередь, относим:
— специфику потребления: прекращение поставок энергоносителей сразу же ведет к остановке производства, в отличие от средств труда, потребляемых долговременно;
— периодически возникающую дефицитность (которая, как правило, не свойственна готовым изделиям), особенно при синхронных высоких темпах экономического роста развитых капиталистических стран и кризисах недопроизводства углеводородного сырья, связанных с критическими ситуациями, когда главным в формировании цены нефти становится не ее общественно-необходимая стоимость, а сама физическая необходимость потребления жидкого топлива по любой цене, усугубляемая стратегическим характером этого товара;
— большую, чем в производстве других товаров, возможность монополизации производства и установления монопольных цен без обновления продукции; несравненно меньшие возможности конкуренции, чем в производстве готовой, особенно технически сложной продукции4.
В этих условиях решающую роль в формировании цен играют замыкающие поставщики, выступающие регулятором рыночного баланса со стороны предложения.

Журнал «Мировая экономика и международные отношения», 1985 г.

В отличие от современных псевдоэкономистов, которые могут только как попугаи повторять, что «цены на нефть вздули спекулянты и Бен Бернанке», советская экономическая школа свое дело делала. Действительно, для товара с крайне неэластичной кривой спроса, коим является нефть, решающую роль в формировании цен играет замыкающий поставщик. Таким поставщиком в настоящее время (и уже достаточно долго) является только одна страна в мире — это Саудовская Аравия. Потому что только Саудовская Аравия в настоящее время обладает возможностью существенного (на десятки %) увеличения добычи. Цены на нефть зависят только от желаний этой страны — как захотят, так и будет. Иными словами, Саудовская Аравия является экономическим агентом, определяющим цену (price-setter).

Однако, в своё время, следуя заветам Кейнса, мировое сообщество решило создать механизм, который позволил бы участвовать в ценообразовании независимо и сглаживать в нужные моменты ценовые пики, регулируя предложение товара с помощью товарных интервенций. В отношении нефти и нефтепродуктов таким механизмом являются существующие резервы. Использование резервов — это единственный, кроме Саудовской Аравии, фактор, который может существенно повлиять на предложение нефти и нефтепродуктов на мировом рынке и, следовательно, на цены.

Таким образом, у мирового сообщества имеется выбор. Ждать, пока саудовские шейхи соизволят снизить цены, или действовать независимо. Мировое сообщество, обладающее крупными запасами товара, также является экономическим агентом, устанавливающим цены.

Поскольку никаких реальных шагов по увеличению использования резервов мировым сообществом до сих пор не предпринято (кроме заявлений МЭА и Тима Гейтнера о принципиальной возможности этого), напрашивается вывод, что:
— либо руководители основных мировых держав ничего не понимают в экономике;
— либо они сознательно допускают сегодняшнюю ситуацию в каких-то тайных целях (интересно, каких?)

Особо примечательно, что монетарные власти, например ЕЦБ, с подорожанием нефтепродуктов (ну и, естественно, подорожает и всё остальное), собирается бороться с помощью повышения ставки! Интересно, каким образом повышение ставки сможет создать дополнительное предложение на рынке нефти? Или оно радикально уменьшит спрос из-за снижения экономической активности? Но в таком случае, получается, что финансовые власти собираются намеренно привести экономики к новой рецессии.

Дополнительное чтение: Уоррен Мосслер о роли Саудовской Аравии делает такие же выводы.

Рубрика: Uncategorized | Оставить комментарий